Pasha Cas: Стрит-арт без кошельков и фуражек

Неделю назад Pasha Cas, самый молодой и самый заметный уличный художник страны, установил в  центре Алматы художественную инсталляцию в поддержку своего проекта “У стен есть уши”. Его принципы – делать все самому, не становиться частью арт-фестивалей и не искать поддержки со стороны бизнеса.

После твоего интервью ресурсу manifestx.ru у меня лично вопросов стало больше. Итак, начнем – похоже, твои главные мессиджи – это “жить здесь и сейчас”, carpe diem, но при этом четко и честно отдавать себе отчет в том, что ты делаешь по матрице добра (которая, согласись, может порой не совпадать с тем, какие принципы доминируют в обществе на данный момент). Правильно ли я понял твой мировоззренческий концепт?

—  Готового ответа на этот вопрос у меня, если честно, нет. Конечно, через все эти темы всё проходит, но у меня для самоанализа еще не пришло время, сейчас – время пробовать реализовывать самые сумасшедшие идеи. Было время для путешествий, во время которых набирался опыт, а сейчас – самое время воплощать, ставить вопросы. Не так давно я автостопом побывал в Екатеринбурге, Москве, Питере – там ведь почти ничего не знают о том, что происходит у нас. А есть ли у нас художники стрит-арта и граффити, которые могут быть интересны там, за рубежом? Может, пора уже делать что-то свое, а не просто быть похожими на кого-либо? Вот об этом я думаю сейчас, планирую свое время и концентрируюсь полностью на стрит-арте.

Как ты начал заниматься уличным искусством, откуда пришло понимание, что это – твой способ самовыражения, кто или что тебя вдохновляло?

— Все начиналось с алматинской студии граффити. Там я набивал руку, учился, знакомился, вовлекался во все проекты, однажды даже оформлял стену здания в кубическом стиле, где сырьем для разноцветных форм выступил обычный пенопласт. Меня увлекла тема поиска новых, легких материалов для создания объема и формы.

Потом меня заметили и дали первый заказ – разрекламировать какую-то фирму путем нанесения трафаретов на асфальт. Надо было сделать 300 трафаретов за две ночи и это было очень непросто. Но я понял, что это может быть очень интересно и эффективно: трафареты до этого мало кто использовал, работа ночью добавляет экстремальных ощущений, и я полностью переключился на стрит-арт.

Стрит-арт в Казахстане – слабо пока развитое направление, и это похоже на то время, когда появились первые телевизоры – черно-белые, громоздкие.

Трафареты стали появляться года три-четыре назад в Алмате, потом “засветился” Павлодар, потом – Караганда. Самые интересные вещи делали “Пакет54″, они транслировали современных писателей и социальную тематику, и Artgroup5, которые делали упор на стеб. Ну, вы видели эти работы. Сейчас, бывает, тоже что–то появляется стихийное, но, как правило, это носит заказной, чисто коммерческий характер.

И как бы круто это не выглядело – мне лично это уже малоинтересно, потому что за такими проектами стоят тупо рекламные агентства.

Что представляет собой сообщество стрит-арта в Алматы? Я следил за творчеством “Пакет 54″, Artgroup5, но их концепции, актуальность прочесть было довольно сложно – с одной стороны, их работы были аттрактивны, вызывали резонанс, но с другой – оставалось не совсем ясно, что этим они хотели сказать. Можешь ли ты, как инсайдер, просветить меня – есть ли художники, которые относятся к стрит-арту как к актуальному искусству, а не как к коммерции, погоне за “широкой известностью в узких кругах” или к чему-то еще, мало относящемуся к тому, что ты называешь “передачей своего видения того, что происходит вокруг и внутри”?

— Нет никакого стрит-арт сообщества, есть единицы, которые проявляются.

Пакет 54 – они ярко вспыхнули, но так же быстро и потухли. Эти ребята всячески скрывали кто они, не появлялись в СМИ, нигде не участвовали. Но их работы понятны – там портреты Сорокина и т.д. То есть они как бы продвигали в массы андеграундную и передовую современную литературу, культуру. Но тема эта быстро исчерпала себя. А Artgroup5 стебали наших эстрадных звезд, пафосных художников старой школы и делали упор на инсталляции. Я виделся с Рашем (лидер Artgroup5 – прим. Blogbasta.kz) в Питере, он сейчас продолжает делать свои проекты там, потому что здесь Artgroup5 прижимали, громили их инсталляции, потому что ребята просто вскрывали всю ту ситуацию с современным искусством, которая сложилась за кулисами.

Вот в этом и проблема. Такое ощущение что мы, свои художники, здесь никому нафиг не нужны со своим творчеством.

Фестивали делают упор на приезжих «звездах», а местных задвигают, и такое отношение не только к художникам, но и к музыкантам. Получается так, что нужно уехать, стать там известным? чтобы потом иметь возможность получить признание и понимание у себя на родине. Но это же бредовая ситуация!

29 августа была твоя инсталляция “Уши”. Расскажи об этом проекте, причинах обращения к этой теме и о том, какая реакция на него уже была – и какую ожидаешь сейчас, отличаются ли ожидания от тех, что были в начале?

— Проект «У стен есть уши» получился самым тиражным. Я его реализовываю везде, где бываю – в Казахстане, России, Узбекистане. Больше всего работ сделал, конечно же, в родном Алматы. По-моему, «Уши» уже везде, на каждом шагу.

Там идея на самом деле очень понятная и простая: Стены все слышат, даже тогда, когда вы думаете, что вас никто не слышит. То есть, правда – она все равно когда –нибудь всплывет.

Мне кажется, для нашей страны это более чем актуально. Про контекст – политический он или не политический – я не думал, это пусть решает зритель.


Реакция, конечно, последовала, самая разная. Меня больше всего удивило то, что обычным людям эта идея понравилась, а критика в Фейсбуке исходила со стороны якобы арт-деятелей и банковских работников. Были возгласы типа: «Если этого парня никто не остановит, то…». Но меня это вообще не останавливает.

Мне просто смешно, что люди, которые “как бы” занимаются вопросами современного искусства, на самом деле не хотят видеть неудобную сторону своей же работы, а видят только внешнюю – им надо, чтобы было всё “красиво и гладенько”.

29 августа я планировал вывести этот проект на новый уровень. В самом центре Алматы я установил инсталляцию, сделанную из фотографий моих друзей, знакомых, просто алматинцев. В этом проекте приняли участие более двухсот человек, фотографии присылали мне на почту, через социальные сети. Думаю, это говорит о том, что люди меня таким образом поддерживают.

В своем профайле на Фейсбуке ты пишешь – “у меня есть мечта, цель и стратегия”. Что это, в профессиональном плане как художника?

Цель – добиться очевидного успеха в своем деле. Мечта – стать известным и с помощью этой известности привнеси в мир свои идеи и мысли. В этом я не вижу ничего плохого.

Когда твои работы интересны и вызывают дискуссии – это говорит о том, что в этих работах что-то да вложено. Осталось только надавить на качество исполнения. Я сам критично отношусь к своим работам, без этого нет роста.

Стратегия тоже есть – я все обдумал и решил заниматься собой, а не работать “на дядю” в офисе. Глупо всю жизнь работать на чужую идею и надеяться на пенсию, но именно так устроена вся эта система.

Я хочу эту систему, если не сломать, то показать на собственном примере, что у нее есть альтернатива. Но один против системы не попрешь. Поэтому я не прячу свое лицо под маску или балахон, а открыто выкладываю свои работы, активно продвигаю их, чтобы как можно больше людей узнало про меня.

В интервью сайту personX ты говоришь, что не хочешь иметь ничего общего с политикой. Там же ты сказал – “единственный шанс быть хоть как-то защищенным от власти и полиции — это быть на виду у медиа. Так что — да, я хочу стать известным и стану им”. Что это, простая подготовка к неожиданностям на предмет “вандализма” или ты не исключаешь, что твое искусство может в какой-то момент “перейти дорогу” власть имущим, поднять негласно запрещенные в обществе темы?

— На этот вопрос мне сложно ответить, про политику. Мне не хочется раздражаться и раздражать , вносить злобу и что-то разжигать.

Не хочется никуда вступать и примыкать. А эти два лагеря – и есть сегодняшняя политика: примыкай или туда или сюда, третьего не дано. Но это не так!

Надо быть не внутри всех этих процессов и баталий – а встать как бы в сторону и посмотреть на все со стороны. Когда смотришь на все это с стороны, то вся эта политика – смех да и только. Запрещенные темы поднимать надо, но мне хочется подойти к ним со стебом, а известность, как я уже говорил – это быть хоть как –то защищенным.

До «Ушей» был еще проект «Спасибо» – у граффитистов принято ставить свои “теги”, метить своим логотипом стены, а ты вместо этого ставил стилизованное “Спасибо” – зачем? Еще один призыв к рядовому горожанину “перейти на светлую сторону” или изначально это была какая-то конкретная, персонифицированная благодарность кому-то или чему-то?

— Может быть, это звучит как-то громко, что какой-то Паша всем подряд говорит «Спасибо», непонятно за что и зачем. Но я где-то читал, что слово «Спасибо» изначально имело смысл «Спаси тебя Бог», то есть человек в благодарность другому человеку желал спасения на том и этом свете. Слову и пожеланию «спасибо» придавали большее значение, чем сейчас, оно было ценнее материальных подарков и вознаграждений. Сейчас наше общество постоянно живет в стрессе, страхе: тут и экология, и риски землятрясений и т.д. Распространяя слово «Спасибо» на стенах и заборах, я тем самым желаю всем нам в итоге спастись. Всем «Спасибо» – на будущее.

Адиль Нурмаков, кандидат полит. наук, blogbasta.kz

 

Поделиться в соц. сетях

Комментариев: 21 на “Pasha Cas: Стрит-арт без кошельков и фуражек

  1. Делать свое творчество интересным, значимым и жить на свои честно заработанные творчеством деньги, не влезая ни в какие объединения и не участвовать в мероприятиях, за которыми стоят «большие люди», кошельки и фуражки.

Добавить комментарий